Китай скоро станет самой большой христианской страной в мире

15.02.2015


Рост числа христиан беспокоит Пекин

Макарена Видаль Лий

В связи с быстрым ростом числа протестантов и католиков у коммунистического руководства Китая возникают опасения, что они захотят участвовать в политической жизни.

Каждое воскресенье, в десять утра, в католической церкви Христа Спасителя в городе Сицы, что на северо-западе Китая, на богослужение собираются около 500 человек. Народу так много, что иногда даже приходится устанавливать телеэкраны, чтобы все могли видеть, как идет служба. Здесь можно увидеть много пожилых женщин, но также и молодежь, супружеские пары. Среди них 26-летняя секретарша Линь Ли (Lin Li), принявшая крещение два года тому назад, потому что ей понравилась фраза о том, что «Бог всех нас прощает и любит».

Линь — одна из тех миллионов китайцев, которые обратились в одну из конфессий христианства — католичество или, особенно, протестантство — за последние годы. Точные цифры привести не представляется возможным, поскольку «официальные» церкви, действующие под контролем коммунистических властей Китая, существуют параллельно с незарегистрированными. По наиболее оптимистичным оценкам, число христиан достигает 100 миллионов человек, а их ежегодный рост составляет 10%. Большинство новообращенных — городская молодежь.

Пекинские власти, придерживающиеся атеистических взглядов, не могли не заметить этого роста. Их позиция достаточно двусмысленна. С одной стороны, «многие христианские ценности соответствую представлениям Коммунистической партии Китая об образцовом гражданине, включая семейные ценности», замечает Герда Виландер (Gerda Wielander), сотрудница Вестминстерского университета в Лондоне, автор книги «Христианские ценности в коммунистическом Китае» (Christian values in Communist China). Верующие обычно занимают осознанную гражданскую позицию — например, не уклоняются от уплаты налогов, не участвуют в коррупции, — а их организации берут на себя те виды социального обеспечения (забота о стариках, помощь беднейшим слоям населения), которые государству не по силам.

Однако, с другой стороны, правительство Си Цзиньпина (Xi Jinping), сделавшее упор на национальную китайскую культуру и социалистические ценности, с подозрительностью относится к религии, которую считает «иностранной». Возможность того, что значительное число граждан может стать последователями иной идеологии, беспокоит режим, который не может не учитывать роль католической церкви в крахе коммунизма в Восточной Европе.

И хотя большинство китайских христиан не вмешиваются в политику, следует также отметить, что значительное число наиболее известных правозащитников поддерживают — каждый в силу различных обстоятельств — связь с христианством, либо в качестве верующих, либо контактируют с паствой.

Именно так обстоят дела в случае с основателем антикоррупционного движения «Новый Гражданин» Сюй Чжиюном (Xu Zhiyong), брошенным в тюрьму, и с недавно освобожденным адвокатом правозащитником Гао Чжишэном (Gao Zhisheng). Для пекинских властей не могло остаться незамеченным и то, что двое из трех инициаторов движения за демократические преобразования Occupy Central, охватившего Гонконг в прошлом году, были христианами, равно как и студенческий лидер Джошуа Вонг (Joshua Wong).

Как поясняет сотрудник Университета Пердью (Индиана, США) Ян Фэнган (Yang Fenggang), «власти выразили свою озабоченность в связи с быстрым распространением христианства и попытались ввести ограничения, чтобы замедлить этот процесс. Они также предприняли меры, чтобы обеспечить повиновение христиан властям».

Ян Фэнган рассматривает в качестве признака этого беспокойства события, произошедшие в городе Вэньчжоу, расположенном на востоке Китая, который иногда называют Восточным Иерусалимом из-за большого количества церквей и высокого процента христиан, составляющих приблизительно один миллион на девять миллионов жителей.

В 2014 году было снесено несколько церквей, а со многих других (как католических, так и протестантских) сорвали кресты. «Хотя центральные власти не сделали никаких публичных заявлений в связи с этим, продолжительность кампании указывает на то, что, по всей вероятности, местные чиновники получили разрешение или разрешение на это от высшей власти», — утверждает Фэнган.

В провинции Чжэцзян, где расположен Вэньчжоу, партийные организации заявили об усилении контроля с тем, чтобы не допустить приема в свои ряды новых членов, исповедующих религиозные взгляды, сообщила в прошлое воскресенье газета «Global Times». Действующие члены партии, которые участвовали в богослужениях или исповедуют христианство, должны будут исправить свои воззрения.

Хотя нельзя отрицать «случаи преследования христиан, нельзя сказать, что их права попираются в большей степени, чем права обычных китайцев», подчеркивает Виландер, добавляя при этом, что обращение с христианами в разных провинциях разное и зависит от местных властей.

Распространение христианства в Китае привлекло внимание не только властей этой страны, но и Ватикана, ищущего сближения с КНР, затрудненного отказом Пекина разрешить китайским католикам рассматривать Папу Римского в качестве своего главы.

Папа Франциск направил две приветственные телеграммы Си Цзиньпину. Китайские власти, со своей стороны, в августе прошлого года разрешили пересечь воздушное пространство страны главе Римско-Католической Церкви, направлявшемуся с визитом в Южную Корею. По мнению университетского преподавателя Янга, «если председатель Си Цзиньпин придет к выводу, что более тесные отношения с Ватиканом пойдут на пользу ему и Китаю в политическом и экономическом плане, он может пойти на сближение с Папой Франциском. Возможность оттепели зависит именно от этого».

Количество верующих подсчитать непросто

Поскольку «официальные» церкви существуют параллельно с незарегистрированными, определить точное число христиан в Китае не представляется возможным. Согласно официальным данным, католики и протестанты насчитывают 23 миллиона, но эта цифра явно занижена.

Отдел исследовательского центра Pew Forum, специализирующийся на вопросах религии, считает, что в 2010 году в КНР насчитывалось 67 миллионов христиан, 58 миллионов из которых протестанты, а 9 миллионов — католики.

Ян Фэнган, директор Центра по вопросам религии и китайского общества при Университете Пердью, полагает, что в настоящее время число христиан составляет порядка 100 миллионов при населении в один миллиард 360 миллионов человек. По его оценкам, к 2030 году их будет уже 247 миллионов, что превратит Китай в страну с самым большим христианским населением, которая по этому показателю оставит позади Бразилию и США.

Ряды христиан пополняют представители городской молодежи и среднего класса

В отличие от того, что наблюдалось несколько десятилетий назад, когда среднестатистическим христианином в Китае была женщина преклонного возраста, проживавшая в сельской местности, современные новообращенные, подобно Лин Ли, как правило, являются представителями городской молодежи и среднего класса, играющие все более важную роль в обществе. Значительное число их — от двух до трех миллионов — состоит в рядах Коммунистической партии.

Причины принятия христианства могут быть самыми различными. Некоторые соприкасаются с религией во время учебы за границей. В отдельных случаях, поясняет Герда Виландер, автор книги «Христианские ценности в коммунистическом Китае», «это выбор определенного стиля жизни, почти мода, способ заявить о том, что ты отличаешься от других и представляешь интерес». У других это стремление к новым знаниям, потребность ума. А кто-то ищет нравственных ориентиров в атмосфере дикого капитализма, пришедшего на смену маоистской идеологии.

Это может быть и способ установления контактов. В Вэньчжоу существуют так называемые «элитные» церкви, основанные разбогатевшими предпринимателями. Многие приходы организуют различные мероприятия для своей паствы, начина с кружков изучения Библии и кончая молодежными клубами. «Это можно рассматривать как один из способов общественной деятельности, участия в общественной жизни в китайской городской среде, которая может оказаться весьма враждебной по отношению к иммигрантам», — считает Виландер.

Но параллельно тому, что растет число новообращенных — подчеркивает Виландер — значительное число людей отходят от веры. Это явление, по мнению эксперта, еще в достаточной мере не изучено. «Многие осознают, что как только человек принимает христианство, он становится активным членом Церкви. Но сохранить всех верующих в лоне Церкви — задача достаточно сложная, как для Китая, так и для любой западной страны. Многие священники рассказывают о том, что по прошествии определенного времени люди уходят из Церкви, об отсутствии религиозной преемственности между поколениями».

 

«El Pais», Los fieles que inquietan a Pekín, 3 FEB 2015

Написать ответ