Церковь, Христос и Петр

14.01.2015

Р.А. Орбели

 

Где в Евангелии, именно в Евангелии, где там публичные исповеди? Пусть исповедует либо в своей комнате Тому Единому, Которому согрешил, либо друг другу в уединении.

Зачем же эта социализация грехов? И поводы для эксплуатации нищих? Говорю, как разумным. Разумеете, что я говорю.

Земные цели, земные тяготения, и больше ничего, под маской освобождения храма Св. Софии и выполнения мессианского назначения русского народа. Мы до развились до понимания того, что не драки иерархов вокруг Гроба Господня, и не дипломатические покровительства в этом центре средневековых помышлений — дело угодное Господу. Но мы доросли и до того, что не Византия и византийские идеалы и догматы являются украшением Христа в русской народной душе. Не к Византии пойдет русская демократическая мысль и душа через свой крест, которым она пропята рядом со Христом, а к той способности всечеловеческого объятия, которое воспитали в нем бичи Божий византийские наследники. Из-под этого креста не выйдет русская народная душа и неся на своем вымытом в бане белом теле раны и язвы своего крещения, станет этот коллективный, искони общинный, искони мирской меньшой брат и скажет: «Во Царствии Твоем» В небесном Иерусалиме.

Не мессианская задача будет ею воплощена, не принесение искупительной жертвы она горделиво берет на себя, но и не разум демократии управляет народом сим. И не он оправдывается и не им оправдывается Россия.

Мы накануне слишком больших и слишком серьезных духовных явлений для того, чтобы тешиться традиционно-бытовыми проявлениями религиозности.

Молот Господа сил выковывает нового деятеля: одухотворенную массу. Демократизация плодов Духа широкая и вольная — вот программная картина недалекого будущего. Смоковница распускает листву. Смотрите, чтобы мощи не заслонили нам живой встречи.

Не удивляйтесь тому, что я сказал, ибо надлежит всему тому быть. Исследуйте писания. И удивляйтесь. Потому что это все по истине удивительно. Вот речь смирившегося Учителя. Вы слышите? Смирившегося Учителя. Смирившегося перед наученными, воспитанными и взращенными им грешниками и невеждами. Вот.

…Я увижу вас опять, и в тот день вы не спросите Меня ни о чем. О чем ни попросите Отца во имя Мое, даст вам… «Прямо возвещу вам об Отце. В тот день будете просить во имя Мое. И не говорю Вам, что Я буду просить Отца о Вас: ибо Сам Отец любит вас, потому что вы возлюбили Меня, и уверовали, что Я исшел от Бога…» (И. 16, 23, 26, 27)

Свел с Отцом тех, кто ему поверил и отошел в сторону. Теперь иди сам. Не автократия, а самостоятельность. И законченное и завершенное дело. Возвестил, открыл. Уверовали. Приняли. Теперь идите. Конечно, это было сказано тем, кто сам был способен смириться.

Он знал, с кем говорил, кого избрал и поставил, чтобы они шли и просили и были Его учениками.

Ибо Он ранее того научил, что ученик не более Учителя, но и научившись сам, будет таким, как Учитель. И слуга не больше Господина.

Это надо усвоить всем ученикам и ученикам учеников: Учитель перед нами смирился, не тем ли более надо смириться нам? И Петр смиряется. Вам расти, мне умаляться, мог бы он повторить слова великого подготовителя путей — Иоанна Крестителя.

Но с тем вместе лишается своего значения и то явление, которое называется сектантством. Это — репетиции, пробы оживления. Бессмысленно и зря гонимые, но подчас принимавшие характер какого-то мещанства в дворянстве. Это класс и его не должно быть. Его не будет. Никаких классов. А это несомненно средний класс, претендовавший по временам и по местам на первенство по добронравию и послушанию. Первенцы и избранные. С прекращением гонений и с возвращением русской церкви ее достоинства, отнятого уголовно-полицейской защиты Обер-Прокурора судов и орды сыщиков, именовавшихся миссионерами, наступает возможность объективной оценки сектантских движений. Несомненна вдохновленная Самим Господом его подготовительная роль, его ученические шаги, его рвения и устремления, его любовь к слову Божию, его искания горняго. Огромное дело им сделано. Имеется поколение духовно взращенное и воспитанное в сектах.

Имеются в них люди, к которым надо идти учиться не только понимать Слово, но и любить. Имеются сохранившие слово терпения Его и участвующие в страданиях Его. Я их не сравниваю ни с кем, тем более с сановниками Церквей. Живой Господь ведет их. И однако самый принцип изоляции и обособления — не Христов. Время угодников, пустынножителей, монахов, старцев и пр. прошло. Прошло время и единичного спасения с уходом из Церкви. Наступило новое время. Новый час. Новое дело. Новое служение. Время и дело вестников, посылаемых в Церкви и в Ней действующих. На камне, на Петре построенная Церковь не может быть одолена адом. Петр распят, Петр распят. Смотрите. Замечайте знамения времени. Распят головою вниз. Наперекор стихиям. Шиворот на выворот. Превратно, противоестественно, борясь, упираясь, споря и прекословя до конца. Петр распят. Но жив Господь. Его Церковь должна жить. Где будет труп, там соберутся и орлы. Орлы летят и впереди стаи Орел, пребывающий, доколе Он придет, не бессмертный, но пребывающий и ожидающий встречи Иоанн. Данная историческая минута могла бы получить свой религиозный диагноз в экспрессивной картине. Жилистый, коренастый, с крепкой шеей, среднего роста престарелый Петр, окаменевший на кресте, на котором он повешен головою вниз. Крест обращен к Палестине. От креста летит к Востоку свыше расправляющий крылья Орел с множеством орлят. Вдали побелевшие нивы. Урожай. Наступающее лето, Смоковница вся в листве. Еще выше над Орлом, в центре, на облаках, очертанные, нежные едва заметные Его ноги, точно раскаленные в печи.

Все это на фоне кровавой бойни и замешательства народов.

Это пишет, вы знаете, не враг Божий и не враг людей. Нет, и не фантазер и не иллюзионист, не сектант, слишком реально мыслящий, слишком близкий к земле, любящий Петра, любящий историю и предания, сам имеющий в предках — иерея за иереем. Но… Дух говорит: Петр распят. Не я его распял, не сектанты, нет. Он должен был быть распят. Это его чаша, его доля, его крест. Он участник в страданиях Христовых. И время его исполнилось. Пробил час. И в нем прославился Сын Человеческий. Будьте духовно внимательны и вы заметите, что претензии иерархии в наши дни — не что иное, как мертвые. Точно голос из недр земли. Зов протоиерея: «Идите к священникам, они вас научат», или «Только я могу сделать вполне христианином» фразы, слышанные мною — человеческий крик, в котором уже не слышится веры, но фанатизм, в котором нет благодатной силы, но… только старина матушка. Петр умер, кто же вы, и что вы можете, что вы знаете, разве мы вас не слышали? Обратитесь, братья, или заявление: «Je sui sacerdos» ведь это же звучит язычески. Это давно прошедшее из учебников.

Петр распят. В Италии светской властью, к которой его преемники протянули свои лапки. Во Франции Комбом, где иезуиты породили определенную формулу: «Si cumiesuitis, поп сип Jesuitis» В РОССИИ — Кесарем, с которым его наследники завязали такую тесную дружбу. В маленькой Армении попечением патриархов и ниже о спасении физической жизни народа и полном забвением о душах паствы.

Мы смотрим на труп и не понимаем. Иногда бранимся. Не верно! Акт окончен. И не будет возобновлен. Мы уверены в воскресении Иисуса Христа, мы знаем, что Церковь, построенную на Петре, не сокрушат врата ада, но от смерти избавляет ее Победивший смерть. Петр же не победил смерти, Петр не воскрес и не воскреснет до времени пришествия. Читайте Евангелие. Ищите в преданиях.

И все-таки стоим на Петре. Ноги мои стоят на каменном основании истории Церкви.

Почему все это так? Как некогда он, проводив Господа ввысь, и постояв, разведя руками, после встал, пошел и стал действовать, ни о чем и никого не спрашивая, так и создавшиеся на нем идут и ни о чем не спрашивая, действуют, повинуясь… Духу.

Если пшеничное зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно, а если умрет, то принесет много плода. Плоды Петра — Петры — живые камни. Когда они умирают, на их могильном камне вырастает новое. Закон смерти соответствует закону жизни. Но жизнь не перестает. Не перестает и жизнь личного индивидуального духа… Бог живых: Авраама, Исаака, Иакова, мы бы могли добавить в этом случае: Петра. Но миссия завершена. Действие доиграно.

Есть натуры ретроспективные. Способ мышления у них ретроспективный. Они хорошо запоминают, помнят и вспоминают. Они очень хорошие последователи. Они могут прекрасно продолжать начатое дело. Они твердо будут стоять на принятом и усвоенном. Первобытная, черноземная природа их не сразу поддается культуре и обработке. Но однажды впитав в себя, они уже непоколебимы. Их сопротивляемость, их крайности, их упорство и настойчивость, будучи переработаны словом и духом, дают впоследствии их деятельности ту устойчивость и прочность, без которых самое жизнеспособное дело могло бы выдохнуться. Не нося в себе ни тени претенциозности на какое-либо самостоятельное значение, смиряясь в рамке намеченной программы, они ведут массу за знамением, не глядя ни вправо, ни влево. Их человеческая, простая привязанность дает гарантию той верности вождю, без которой дело могло бы принять превратное направление. Воспитание подобных примитивов характера требует большого терпения, но их внутренняя, скрытая живость и скрытые недюжинные способности, непробудно спящие, если на пути их не встретится деятельный дух, дают особую привлекательность такому ученическому материалу. Благодарные и преданные, хотя и отпадающие до времени совершеннолетия, они сами идут за вождем и ведут упорно и настойчиво и также терпеливо, как вели их. За ним. Таков именно Петр. И Петру сказано: «Что тебе до него, ты иди за Мной» «Любишь ли ты Меня больше других?» «Паси овец Моих»

Раскачиваясь, пошатываясь, засыпая, вопрошая, возражая, споря, восторгаясь и умиляясь, представляя свои доводы, отбегая от задачи, хватаясь вновь и вновь за земные дела, он мог бы разочаровать всякого человека, всякого педагога, всякого деятеля, всякого учителя, но не Учителя, но не Спасителя. Его интуитивные способности прозрения, Его бессознательный дар откровения дали Христу одну из немногих радостей Его земной жизни.

Такое чадо Божие, скитающееся в рассеянии по берегам Галилейского озера! Подобранный однажды и полюбивший Его более других, — он и получил этот вид апостольства идти за Ним, строить и лечь под построенное здание детей.

Мечтательный, созерцательный, по природе честолюбивый, дающий себя любить, но не проявляющий конкурирующей любви, однако ранее любящего Петра увидавший Воскресшего Христа, — Иоанн получил другой вид апостольства, весь обращенный вперед, в будущее и в высь. Ждать пребывая, наблюдая, созерцая, вникая, вдумываясь, ловя, взлетая духом, паря на высоте и размышляя грандиозными и таинственными образами. Этот тип религиозного духовного футуризма, всегда точного, пророчески раскрывающегося и таящего в себе откровения неизреченные и понятные только сродникам его духа.

В этой нежной, до седых волос юношеской натуре нет стихийной, страстной, грубо-человеческой мощи и силы Петра. Просветленная, озаренная и возжженная Духом, она дает ростки утонченные и восходящие туда, откуда Господь грядет…

 

Р.А. Орбели, «ХРИСТИАНСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ»

Написать ответ