Смирение — не невроз, а добродетель.

10.08.2014


Томас Мертон

 

Оно дает свободу для праведности, служения Богу, богопознания. Поэтому истинное смирение никогда не будет помехой ни настоящей праведности, ни полному самовыражению тех, кто живет по Божьей воле.

Смирение — не невроз, а добродетель. Смирение дает свободу делать настоящее добро, разбивая наши иллюзии и уводя от того, что нам только казалось добром. Если же мы вялы, если мы бездействуем, идя наперекор здравому смыслу, то наше смирение — лишь маска для живущей в нас гордыни. Такое смирение лишает духовную жизнь ее корней и мешает нам предать себя Богу.

Господи, Ты учил нас любить смирение, но мы не научились. Мы полюбили его оболочку — такое смирение, которое выставляет нас в лучшем свете. Иногда мы оглядываемся на себя, и нам кажется, что, «упражняясь в смирении», мы и впрямь очень милы. Будь мы смиренны, мы бы поняли, что это ложь!

Господи, научи меня смирению, которое изобличило бы во мне ложь и притворство и непрестанно влекло бы к истине. Я вижу, что всё во мне отравлено фальшью. Научи же меня, Господи, стать настоящим. Потому и трудно смирение, что оно всегда несовершенно. О, если бы можно было смириться до конца!

Но Ты ведь, Господи, был смиренным, а наше смирение — в том, что мы горды, и, зная всё о смирении, изнемогаем под его бременем и так мало в нем преуспеваем. Господи, как строг Ты в Своей милости! Ты и не можешь иначе. Милость Твоя должна быть строгой, ибо Истина Твоя непреложна. Мы тщимся стать настоящими, но чем больше трудимся, тем больше открываем притворства. Это ли милость, если Твой свет неумолимо низводит до отчаяния?

Но нет, Ты рождаешь во мне не отчаяние, а смирение. Истинное смирение в чем-то сродни отчаянию: отчаявшись в себе самом, я надеюсь только на Тебя. Чего не вынесешь ради того, чтобы попасть в этот мрак!

 

Томас Мертон, Одинокие думы. Издательство Францисканцев Москва 2003 Перевод с английского Андрея Кириленкова под редакцией Наталии Трауберг

Написать ответ