Образ предпринимателя: на расстоянии, вблизи, автопортрет

14.04.2014


Петер X. Верхан

Сегодня почти во всех индустриально развитых странах проводятся более или менее обширные социологические исследования, посвященные образу предпринимателя в обществе. В общем и целом образ предпринимателя в глазах общественности не позитивен. Как уже говорилось выше, это связано еще с тем, что его каждодневная деятельность скрыта от глаз общественности и оттого до некоторой степени остается загадкой. Прибавьте к тому левую агитацию, «благодаря* которой для критиков общественного устройства главной мишенью стал предприниматель. Вот вам и складывается искаженный облик предпринимателя: он и эксплуататор, и делец, и спекулянт. То, что по экономическим причинам в интересах дела ему приходится часто говорить «нет», тоже не способствует росту его популярности.

Как же точней разглядеть этот образ в зеркале социологического анализа? Результаты исследования показывают, что целесообразно говорить не об «образе предпринимателя» вообще, а постараться проанализировать разные его восприятия. В исследованиях образа предпринимателя получила известность «дистанцированная гипотеза» Шмёльдерса, в которой проводится различие между образом предпринимателя «на расстоянии* и «вблизи*. Вот что говорит Шмёльдерс: «Если при перспективном взгляде на расстоянии речь идет прежде всего о более или менее неосознанном массово-психологическом стереотипе предпринимателя, то его индивидуализированный образ «вблизи» содержит собственный опыт, приобретенный отдельным человеком в результате общения с конкретными типами предпринимателей*. Выражение «дистанцированная гипотеза» означает, что мнение «вблизи» о собственном шефе оказывается разнообразнее и позитивнее, чем типичный образ предпринимателя на расстоянии.

В условиях Федеративной Республики Германии каждодневная практика доказала наличие тесной связи между обликом предпринимателя и масштабами предприятия. В ходе опросов, проводившихся на крупных фирмах, часто назывались негативные качества предпринимателей. Здесь опять-таки давало себя знать различие между образом «на расстоянии* и образом «вблизи*: На крупном предприятии расстояние между наемным работником и его главным шефом, который считается предпринимателем, как правило, значительнее, а отношения более анонимные, чем на малом или среднем предприятии. Многие крупные фирмы этот результат побудил к улучшению отношений между верхами и низами путем более активной децентрализации или более интенсивной коммуникации между ними. При этом не последнюю роль играет вывод, что и соображения рентабельности, и экономия на издержках, подталкивает к заботе о занятом на производстве человеке. Таким образом, попытка создания боле привлекательного образа предпринимателя на крупных предприятиях — не тщеславная самоцель, а составная часть современного управления производством. Физиология труда, психология труда и психология производства давно уже доказали целесообразность многосторонней заботы о физическом и психическом состоянии человека в производственной обстановке.

За минувшие годы в Федеративной Республике Германии рейтинг предпринимателя «на расстоянии* повысился, благодаря возросшему уровню благосостояния, чему в значительной степени, начиная с 1948 года, способствовали предприятия и предприниматели. Тот факт, что в большинстве развивающихся стран образ предпринимателя воспринимается чаще всего со знаком минус, объясняется тем, что в общественных структурах этих стран преобладает государственный дирижизм и почти отсутствует настоящий творческий дух предпринимательства, который и способствует получению стабильной прибыли.

Кроме упомянутого различия между образом «на расстоянии* и «вблизи*, социологические исследования знакомят нас с другими весьма любопытными характеристиками.

Кроме взгляда со стороны существует еще «автопортрет*, который складывается у предпринимателя о самом себе. «Автопортрет* предпринимателя, как правило, со знаком плюс. Это говорит о ярко выраженной профессиональной удовлетворенности. А вот в представлении других людей о предпринимателях обычно больше негативного, чем в объективных данных проведенных опросов. Во взглядах предпринимателей на социальную значимость их деятельности, по оценке общественного мнения, превалируют пессимистические настроения.

В 1983 году своими хозяевами были довольны 60 процентов рабочих и служащих ФРГ (образ «вблизи*), а неудовлетворение высказывали только 19 процентов опрошенных, и 15 процентов от оценки воздержались. Независимо от позитивного или негативного отношения к шефу, поменяться с ним местами или даже поработать лучше него не пожелал никто.

В отношении образа «на расстоянии* в ФРГ можно констатировать, что начиная с 1950 года, долгое время неизменно увеличивалось число тех, кто сознает и признает значение предпринимателя для функционирования рыночного хозяйства. Однако с появлением нового поколения, которому не довелось испытать послевоенные невзгоды и стать свидетелем их преодоления в ФРГ с помощью рыночной экономики, значительно возросло число тех (особенно в возрасте с 16 до 29 лет с законченным средним специальным и высшим образованием), для кого предприниматель не иначе как эксплуататор. Здесь дает о себе знать лево идеологическое влияние школьного и университетского образования.

Вызывает интерес результат исследования 1983 года о влиянии производственных услуг социального характера на » имидж* предпринимателя. Согласно проведенным опросам, 64 процента рабочих и служащих на фирмах, предоставляющих своему персоналу весьма ограниченный набор социальных благ, тем не менее, довольны своим шефом. На предприятиях, где объем предоставляемых благ значительно шире, эта цифра составляет 61 процент. Приведенные факты свидетельствуют о негативном влиянии крупных предприятий, хотя на них, как правило, выплачиваются боле высокие социальные льготы. Надо сказать, что в глазах общественности идеальным считается такой тип предпринимателя, который распределяет среди работающих максимальное количество социальных благ. Однако, на взгляд самих предпринимателей, такой подход весьма условно согласуется с подлинным назначением предпринимательства. Повышенное внимание к социальным нуждам сотрудников идет вразрез с конкурентоспособностью предпринимателя. Очевидно, это осознали и многие работающие прежде всего малых предприятий.

В Соединенных Штатах, где «менеджер* и «главный менеджер* — общепризнанные привлекательные идеалы, образ предпринимателя на расстоянии* не кажется столь уж блистательным. Человек с улицы проявляет двоякое отношение к предпринимателю и к жизненно необходимой концентрации капитала. Утверждают, что по сравнению с утратой доверия, затронувшей все институты, «имидж* делового мира пострадал больше всего. Это частично объясняется тем, что в современной литературе и искусстве получил распространение клишированный образ бессовестного, властного, завистливого и аморального предпринимателя стал именем нарицательным. Формированию такого образа способствуют прежде всего левые интеллектуалы, представленные в том числе и в церковных кругах. Вспомним в этой связи пастырское послание американского епископата по экономической проблематике 1986 года. В противовес данному документу проводившиеся в США многочисленные опросы выявили тот факт, что американская общественность, включая профсоюзы, допускает прибыль как необходимую составную часть системы рыночного хозяйства. Среднестатистический гражданин вполне благосклонно относится к частному предпринимательству вообще и к прибыли в частности. Однако его симпатии зависят от масштабности предприятий: на крупные он смотрит боле критично и с большим предубеждением.

Изучение причин многочисленных нападок и поношений в адрес предпринимателей, в том числе тех, которые действуют в духе социальной ответственности, показывает, что во всех странах к этому в особой степени причастны интеллектуалы.

Во многих странах учителя школ и преподаватели высших учебных заведений обладают слишком ограниченными знаниями об экономическом устройстве и его функционировании. Практически только марксисты видят в предпринимателях эксплуататоров и «охотников* за наживой. Интеллектуалы же всех мастей безудержно критикуют существующие отношения, не вникая в суть вопроса и не проявляя готовности разобраться в предлагаемой им деловой информации.

Так, например, в американских колледжах используются по преимуществу учебники, которые по направлению следует считать в лучшем случае «уравнительными* и «интервенционистскими*, а в худшем — антикапиталистическими. В этой связи заслуживает упоминания прежде всего ставший базовым учебник Пола Самуэльсона, выпущенный тиражом в несколько миллионов экземпляров. Хотя далеко не все учебники и далеко не весь учебный процесс в американских колледжах имеют идеологическую окрашенность, левые взгляды тем не менее определяют центр тяжести и учебного процесса и учебных пособий.

Впрочем, несмотря на целенаправленные политические нападки на свободное предпринимательство, левые интеллектуалы пользуются весьма ограниченной политической поддержкой масс в Соединенных Штатах Америки.

Подобные левые тенденции наблюдаются и в других промышленно развитых странах. И здесь левые интеллектуалы обнаруживают лишь непонимание экономических взаимосвязей и закономерностей. Бросая вызов предпринимательской прибыли, они сами тем не менее постоянно стремятся к созданию благоприятных условий для сбыта своих литературных и художественных изделий. Трудно представить себе огромное число интеллектуалов в условиях свободного мира без экономической системы, производящей необходимые излишки для их существования.

С учетом откровенно критичных вплоть до негативных тенденций предпринимателям сейчас более чем когда-либо необходимо извлечь урок из анализа рассмотренного образа с тем, чтобы улучшить свой «имидж* в глазах общественности. Для предпринимателей вообще характерна глубокая боязнь гласности. Некоторые проекты по «связи с общественностью* с участием штатных «экспертов* представляются малоэффективными. Предприниматель должен быть готов самолично предстать перед общественностью, заявить о своей причастности к общественно-политическим делам.

Сюда относится не в последнюю очередь готовность выполнять общественные обязанности на местном, региональном и национальном уровне путем сотрудничества в собственных профессиональных объединениях, но вместе с тем в благотворительных, церковных, спортивных и общественно-политических организациях. Выражения типа: «У меня на это нет времени!* иногда могут показаться убедительными. В задачи предпринимателя действительно входит рациональная организация деятельности своего предприятия. Это включает в себя также разумное планирование собственной деятельности и связанных с этим затрат времени. Часто наблюдаемое распыление сил и склонность многих предпринимателей растворяться в бесчисленных деталях, вместо того, чтобы делегировать их другим, нередко являются причиной кажущейся нехватки времени.

У предпринимателей есть немало возможностей для того, чтобы улучшить свой образ в глазах общественности. Просто этими возможностями надо уметь с толком распорядиться.

 

Петер X. Верхан, ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ, Его экономическая функция и общественно-политическая ответственность, Paulinus-Verlag, Trier, 2. Auflage 1990

 

 

 

 

Современный предприниматель: конкуренты и государственное вмешательство

 

Петер X. Верхан

Петер Х. Верхан, дипломированный экономист, доктор политический наук, почетный доктор. С 1960 по 1964 гг. избирался президентом международного объединения предпринимателей-христиан. Является соучредителем Союза предпринимателей-католиков.

 

Многообразные экономические и политические требования, предъявляемые к предпринимательской деятельности. Предприниматель должен успешно вести дела на своем предприятии, т. е. он призван насыщать рынок все новыми товарами и услугами, причем по возможно низким ценам. Это требует от него новаторского подхода и постоянного учета издержек производства. К таким действиям предъявляются, однако, морально-этические критерии. Речь идет не только о количестве изделий, прибыли и обороте, но и о том, что во всей своей деятельности предприниматель обязан руководствоваться нравственными нормами. Этика менеджмента означает осуществление воли предпринимателя и его руководящих кадров, самого предприятия в соответствии с этическими, т. е. ценностными, критериями. Это предполагает социально ответственные действия в духе этических ценностей того культурного круга, к которому тяготеет предприниматель.

В общем и целом можно сказать, что ожидаемая от предпринимателя этика предполагает верное взаимоотношение прибыли и общего блага в самом широком смысле этого слова. Манфред Спикер говорит: «Всеобщее благо зависит непосредственно от предпринимателя. Не только индустриализация обязана своими зачатками предпринимателю, который внедрил естественнонаучные достижения в технические изобретения и рациональные производственные процессы». В силу рациональности экономической деятельности прибыльные предприятия оказываются предпосылкой всеобщего блага.

Характерные качества предприимчивого человека

—    способность проявлять инициативу,

—    готовность принимать решения,

—    не щадить себя,

—    идти на риск,

—    понимать рынок и его развитие,

—    стремиться к нововведениям

—    руководить людьми и особенно:

—    вдохновлять сотрудников и координировать их работу.

Предполагается способность и готовность к социально лояльному общению с другими людьми: сотрудникам, клиентами, поставщиками, коллегами и конкурентами, производственными советами и профсоюзами.

Вместе с тем для раскрытия способности предпринимателя успешно руководить своим предприятием требуется целый ряд общественных, правовых и политических условий, рассмотренных нами при описании социального рыночного хозяйства, но которые он сам не может определять.

На практике, разумеется, редко можно встретить идеальный тип предпринимателя. Между предъявленными ему экономическими и морально-этическими требованиями то и дело возникают трения. Ниже будут рассмотрены некоторые сложности в предпринимательской деятельности. Вместе с тем речь пойдет о том, как обеспечить идеальное соответствие предъявленным требованиям.

Давление, оказываемое конкурентами

Добросовестная конкуренция среди предпринимателей — основа рыночного хозяйства. Давление, оказываемое конкурентами, — это стимул для более производительного труда в соревновании с конкурентами. Рынок отторгает несостоятельных предпринимателей, а их предприятия объявляются банкротами. Ясно поэтому, что многие пытаются манипулировать рыночными структурами. Так, предприниматели не только стремятся улучшить свое производство. Они пытаются разработать стратегию, позволяющую застраховаться от банкротства. Сюда относятся засекречивание методов производства, патентование, разумное дифференцирование ассортимента изделий, реклама. Все эти приемы должны соответствовать морально-этическим требованиям. Однако нередко партнеры, сговорившись между собой, устанавливают цены выше конкурентных. Таким приемом пользуются особенно продавцы так называемых однородных массовых товаров, типа цемент, кирпич, щебень, уголь, сталь.

Итак, имеются рынки, на которых царит дух ущербной конкуренции. Впрочем, совершенное развитие с тенденцией возникновения все более дифференцированных товаров и услуг» раскалывает* в том числе и рынок, тем самым затрудняя манипуляции принципом конкуренции.

Все приемы, подрывающие правила конкурентной борьбы, по сути своей бесперспективны. Тем не менее соблазн пойти по ошибочному пути велик. Однажды Рёпке заметил: «Рыночная экономика для морали — погибель, если только соответствующие положения и законодательство не обеспечат заслон многочисленным искушениям на пути предпринимательства*. Нужны законы против ограничения конкуренции (картельное право, контроль над слияниями, антитрестовские законы), трудовое социальное право. Здесь уже на государство возложена разработка правил поведения предпринимателей, удовлетворяющего запросы рынка. Принцип pacta sunt servanda («договоры должны соблюдаться*) также одна из предпосылок эффективно действующего рыночного хозяйства. Между тем государственное регулирование призвано соответствовать экономической системе, т. е. оно не должно искажать суть конкуренции. В этом же смысле следует понимать высказывание известного католического социолога Освальда фон Нелл-Бройнинга: » Лучше всего та экономическая система, которая требует наименьшего морального напряжения*.

Еще Шумпетер обратил внимание на то, что по своей натуре каждый предприниматель склонен вытеснять с рынка конкурентов и таким образом подрывать основы рыночной системы, эффективность которой обеспечивается именно наличием конкурентов. Вместе с тем Шумпетер подчеркивает, что несовершенная конкуренция в ряде случаев может означать существенное преимущество для экономического развития. Иногда можно слышать, что предприниматели изобретают конкуренции во имя того, чтобы через фиксированный раздел рынка получать неоправданные монопольные прибыли. В отдельных случаях это, возможно, так и есть. Вместе с тем в реальной жизни нарушение принципов конкуренции не правило, а исключение. Подавляющее большинство предпринимателей изо дня в день живет и действует по законам конкуренции. Только благодаря этому во многих странах Запада были достигнуты крупные успехи рыночного хозяйства.

2.    Соблазн дирижизма

В дирижистских экономических системах государство непосредственно воздействует на экономический процесс. Это может происходить по-разному:

—    установление государственных цен вместо рыночных,

—    распределение квот на сырье или импорт,

—    установление размеров заработной платы,

—    концессии на определенную продукцию,

—    разрешение на открытие предприятия.

Все эти дирижистские меры создают помехи для свободной конкуренции, благоприятствуя тем, кто пользуется государственными субсидиями. Поскольку в этом случае рисковая конкуренция исключается, пользующиеся системой дирижизма без особых экономических усилий могут рассчитывать на легкую прибыль. Подобная система представляет собой барьер для экономического роста, но вместе с тем является значительным соблазном для многих предпринимателей. Только этим можно объяснить что прежде всего во многих развивающихся странах так называемые предприниматели, которые не имеют ни малейшего права так называться, принимают государственный дирижизм как должное. Это значит, что создание структур в духе рыночной экономики — прежде всего политическая задача. Перспективно мыслящие, разумные и сознающие свою ответственность предприниматели поддерживают такие политические усилия, которые стали реальностью во многих странах Европы по завершению последней мировой войны.

 

Петер X. Верхан, ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ, Его экономическая функция и общественно-политическая ответственность, Paulinus-Verlag, Trier, 2. Auflage 1990

 

 

 

Предпринимательство в оковах теневой экономики

 

Петер Х. Верхан

Петер Х. Верхан, дипломированный экономист, доктор политический наук, почетный доктор. С 1960 по 1964 гг. избирался президентом международного объединения предпринимателей-христиан. Является соучредителем Союза предпринимателей-католиков.

Почти во всех странах в той или иной степени существует так называемая теневая экономика, которую еще называют черным рынком. Речь идет об экономической деятельности, которая развертывается в стране вне рамок законности.

Причиной таких действий почти всегда является неразумно высокое налоговое обложение прибылей, которое вместо того, чтобы поощрять частную инициативу, откровенно подавляет ее. Однако и забюрократизированная регламентация способна удушить частную инициативу, которая затем ищет выход в теневой экономике. В еще большей степени это касается меркантилистски и дирижистски организованных экономических структур. Существование теневой экономики подтверждает наличие не использованного официальной экономикой значительного потенциала творческой предпринимательской инициативы.

Интересный пример теневой экономики мы находим в Перу. Эрнандо де Сото описал это явление в известной в Латинской Америке книге «Соблазн дирижизма. Другой мир». Эта неформальная экономика представляет собой стихийную и творческую реакцию народа на неспособность меркантилистско-дирижистски организованной государственной экономической политики. Нормальный гражданин с весьма скромными средствами не в состоянии оплатить легальную бюрократическую операцию, связанную с разрешением на открытие хотя бы самого малого предприятия. В одном таком случае в 1983 году на получение разрешения потребовалось 289 дней, а связанные с этим расходы составили 31 минимальные зарплаты.

Еще более дорогостоящим предприятием оказалось приобретение дома. Чтобы получить от государства землю, на которой несколько семей со скромными доходами собирались построить себе квартиры, для прохождения всех министерских и коммунальных инстанций потребовалось бы без малого семь лет. Даже на открытие обычного уличного киоска, преодолевая сопротивление соответствующих бюрократов, приходится тратить целых 34 дня.

В своей книге де Сото показывает, что к моменту проведения исследования (1983 год) рыночное хозяйство в Перу фактически отсутствовало. Только нелегальная самопомощь населения с привлечением черного рынка обеспечила ростки рыночного хозяйства. Де Сото называет официальную экономику «меркантилизмом*, подчеркивая, что государству важнее перераспределить национальное богатство в пользу привилегированной «элиты», тесно связанной с государством, чем создавать новое богатство. Коротко говоря, данный принцип гласит — одностороннее распределение вместо роста. Ежедневно появляется почти семьдесят новых регламентаций. Число экономических законов и предписаний составит в общей сложности более полумиллиона, из которых лишь один процент принят парламентом, а остальные — исполнительными органами.

Черный рынок — это ответ масс нам существование малоэффективной и несправедливой системы. Людям плевать на законность. Они идут на улицу и торгуют кто чем пожелает. Открывают магазины, строят дома на пустующих участках.

Де Сото далек от того, чтобы идеализировать неформальный рынок. Скорее наоборот. Он показывает слабости и опасности такой нелегальной экономики, которая отказывается от планирования во имя будущего и которой не достает правовой защиты.

Изложенная ситуация сложилась после 1940 года, когда сельское население устремилось в города, не находя там ни жилья, ни работы. Если в 1940 году в Лиме проживало всего 9 процентов перуанского населения, то в 1981 году — уже 26 процентов. Вскоре переселившимся в столицу стало ясно, что вся их жизнь — торговля, производство, транспорт, потребление — имела шанс реализоваться только в обстановке беззакония, которое, правда, не носило уголовного характера. Это был акт самопомощи во имя достижения легальных целей: жилищное строительство, услуги и налаживание бизнеса. Перу стало страной, в которой 48 процентов экономически активного населения и 61 процент всего рабочего времени в неформальной сфере черного рынка стали производить 39 процентов валового социального продукта. В своем очень подробном исследовании де Сото показывает возникновение и функционирование неформального рынка жилья, неформальной торговли и неформальной транспортной системы. В неформальных поселках Лимы в 1982 году было сосредоточено 42 процента всего жилого фонда. Уличные торговцы также играли заметную роль в экономической жизни. В 1986 году в Лиме действовали 91455 торговцев, большинство из которых занимались этим бизнесом нелегально. В транспортной сфере столицы в 1984 году 91 процент всех транспортных средств использовался опять-таки на нелегальной основе.

Позволительно спросить, в какой степени все это связано с нашей темой «предприниматель*? Акции по оказанию самопомощи придавленного бюрократическим прессом населения показывают, сколь велик потенциал творческих сил людей. Пример Перу свидетельствует о том, что для осуществления эффективной экономической активности потребовались мужество, готовность рисковать, инициатива и выдумка. Здесь оказались задействованы именно предпринимательские силы. Впрочем, такая нелегальная чрезвычайная система хозяйствования не является идеальной и желательной. Ее производительность и способность воспользоваться достижениями технического процесса ниже, чем они могли бы быть в нормальных легальных условиях. Важной причиной этого является отсутствие общей гарантии соблюдения законности как признака нормальной стабильной государственности и предпосылки устойчиво функционирующего рыночного хозяйства.

Перу — отнюдь не пример для подражания. Однако он показывает, какие предпринимательские силы способна пробудить нормальная рыночная экономика.

 

Петер X. Верхан, ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ, Его экономическая функция и общественно-политическая ответственность, Paulinus-Verlag, Trier, 2. Auflage 1990

 

 

Руководство персоналом и культура предпринимательства

Петер Х. Верхан

В настоящее время к общепринятому перечню необходимых качеств бизнесмена добавляется новая задача, а именно руководство людьми. Это не только гуманный вызов, созвучный многолетнему девизу «человек на предприятии*, но и по общему признанию, важная экономическая задача.

Руководство персоналом

Руководство предприятием — это в значительной степени и руководство людьми, проявляющееся в стиле управления. Этот стиль призван стимулировать рост производства.

Но успеха можно достичь только в том случае, если будет приниматься во внимание чувство достоинства работающего на предприятии персонала. Ведь люди не машины и не бесчувственные марионетки. Поэтому авторитарный стиль руководства уходит в прошлое, на первый план выходят кооперативный стиль руководства, дар коммуникабельности.

Этот тип мышления, выдержанный в кооперативном духе, изначально был продиктован не этическими соображениями, а целями рентабельности и экономии затрат. Выявилась целесообразность учета физического и психологического своеобразия индивидуума на производстве. Разумный и ответственный бизнесмен понимает, что его экономическое благополучие зависит не только от техники и капитала, но, в первую очередь, от его работников. Это не имеет ничего общего с сентиментальными вкусами предпринимателя. Для того, чтобы устоять в борьбе с конкурентами, одного внимательного отношения к нуждам сотрудников и человечного отношения предпринимателя к работникам слишком мало,. Для этого требуются достижение вполне конкретных целей:

—    информирование сотрудников и их мотивация,

—    коммуникация на уровне руководящего звена и между подобными звеньями,

—    делегирование ответственности,

—    поощрение коллективного труда,

—    гуманизация и внедрение системы гибких рабочих мест, а также

—    обучение и повышение квалификации сотрудников.

Современное управление производством предполагает соучастие руководимого персонала. Прежний президент немецких работодателей Ганс Мартин Шлейер сказал однажды: «В общественном процессе, который мы называем руководством, направляющий волевой принцип не может больше идти исключительно сверху вниз. Предпочтения однозначно заслуживает тот уровень, с которого исходит инициатива. Но в этом процессе ведомые не должны оставаться пассивными. Желательно их участие в волеизъявлении, предопределяющем принятие решения.

При всей верности утверждения о желательности и даже необходимости социально-этического поведения предпринимателя налицо объективные препятствия для того, чтобы постоянно и неизменно проявлять человеческую предупредительность. На пути этого чаще всего оказывается неизбежный критерий инородности и естественное техническое осуществление на предприятии. Несмотря на добрую волю, предпринимателю часто не просто отказаться от рационализации и механизации в интересах конкуренции. В конкретных случаях свои решения предприниматель будет вынужден сверять с собственной совестью.

Осуществлять ответственное руководство людьми — дело непростое. Но это необходимо в интересах предприятия и его сотрудников. По утверждению Макса Вебера, этически продиктованные действия могут получить мировоззренческо- этические ориентиры. Выразителем этики ответственности можно считать предпринимателя, который сознает ответственность за предполагаемые последствия своих действий.

Недавно союз предпринимателей-католиков (СПК) выступил с изложением принципиальной позиции по содержательной стороне деятельности предпринимателя в современном мире труда. Эта сфера объединяет все усилия и процессы по организации человеческого труда таким образом, чтобы достоинство и раскрытие личности были созвучны целям семьи, предприятия и государства. В этом плане новые возможности связаны с новшествами в экономике, технике и обществе. Тем самым открываются новые шансы для более глубокого чем прежде удовлетворения меняющихся взглядов и справедливых пожеланий многих людей.

Важными предпосылками являются дифференциация и гибкость мышления. Отказ от единых коллективистских подходов и выбор в пользу большей самостоятельности и возможности соучастия в формировании происходящих процессов каждым в отдельности и малыми группами соответствуют принципу субсидиарности католического социального учения. Одновременно это означает прогресс в развитии социального рыночного хозяйства: субсидиарность обеспечивает основу для большей свободы и ответственности.

Культура предпринимательства

На протяжение вот уже нескольких лет вопрос о культуре предпринимательства как в теории, так и на практике широко дискутируется в Северной Америке и Европе. Хотя в это довольно расплывчатое понятие вкладывается неодинаковый смысл, исходным неизменно является представление культурного мира как мира человеческого. Поэтому нет недостатка в самых разных попытках изменить сущность предпринимательства таким образом, чтобы ярко выраженным механико-рациональным процессам противостояла большая доля гуманности.

В Европе понятие «культура предпринимательства* не везде находит широкий отклик из-за привычки проводить грань между определенной духовной культурой и естественно-научно-технической цивилизацией. Понятие «культура предпри-нимательства* призвано особо акцентировать этическое и поведенческое начало в деятельности предпринимателя. Для Петера

Друкера («Шанс предпринимателя*. Дюссельдорф, 1987 г.) культура предпринимательства — средство легитимизации предпринимательской власти через обоснование с помощью подлинных ценностных представлений.

Многое из уже сказанного ранее о социально-этической ответственности предпринимателя повторяется в собирательном понятии «культура предпринимательства*. Однако нельзя не видеть, что с этим понятием нередко связаны злоупотребления, ибо оно используется как вывеска для социального облика предпринимателя без должных выводов для фактического управления предприятием. Тем не менее набирающую ход дискуссию о «культуре предпринимательства* следует принципиально оценить как очередную позитивную попытку гуманизации современного предпринимательства. Речь идет о том, какое место в предпринимательской деятельности займут традиционные и приобретенные ценности и навыки. Осмысление сути происходящего призвано акцентировать чувство общности в предпринимательстве. Показателем культуры предпринимательства является также отношение к пенсионерам и социальным конфликтным ситуациям, а также то, как расстаться с сотрудником, включая достойный человека стиль при решении конфликтов.

Корпоративная идентичность в ее рациональном практическом понимании еще не есть культура предпринимательства, даже если она с помощью дизайна и коммуникативного стиля способна придать предприятию узнаваемый образ. То, на что не способна корпоративная идентичность, имеет решающее значение для культуры предпринимательства: оно не может передавать смысл, хотя, впрочем, и не очень стремится к этому.

Для культуры предпринимательства характерно то, что она преодолевает общественные конфликты. Примером того служат дискуссии насчет детского питания (фирма Нестле), или вредности асбеста (этернита), или проблем экологии. Известный швейцарский специалист по экономике и организации производства Ганс Ульрих требует «добровольного самоограничения в стремлении к эгоистическим идеалам во имя общего блага*. Хотя в отдельно взятом случае такой подход может показаться проблематичным, наверное справедливо встает вопрос об ответственности предпринимателей перед обществом.

Дадим краткий обзор двух американских публикаций — «Корпоративная этика: главный актив бизнеса* и «Успешные американские компании (в поисках совершенства)*. Они представляют попытку ввести в практику культуру предпринимательства.

 

Петер X. Верхан, ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ, Его экономическая функция и общественно-политическая ответственность, Paulinus-Verlag, Trier, 2. Auflage 1990

 

 

 

Успешное предпринимательство и корпоративная этика

 

Петер X. Верхан

Организация американских предпринимателей США «Бизнес раунд-тэйбл» в 1988 году опубликовала доклад «Политика и практика в поведении компании* под рубрикой «Корпоративная этика: главный актив бизнеса*.

В центре внимания исследователей оказалось сто компаний, выяснилось, что многие известные компании США уже давно руководствуются принципами «этического поведения*. Кодексы этики (или поведения) получили широкое распространение. Но лишь в последнее время этические проблемы и пути их решения все активнее стали дискутироваться и в обширных деловых кругах. Кроме того, предпринимаются решительные попытки создания в корпорациях организационных и структурных предпосылок «этической политики и соответствующих ей действий*.

Самой практикой доказано, что решающая роль в этической политике корпораций принадлежит их руководящему звену. Руководители корпораций должны однозначно заявить о своей приверженности принципам «этического поведения*, подкрепив его позитивным примером из собственной практики. Эта политика получает в корпорациях различное воплощение: директивы, заявления с изложением позиций, доклады, заводские газеты, а также конкретные практические шаги. Пример упомянутых предпринимателей развенчал миф о непримиримом противоречии между этикой и прибылью. Последние убеждены в отсутствии какого-либо конфликта между этическим поведением и допустимой прибылью. Растет также убежденность в том, что в пору обострения конкуренции серьезная культура предпринимательства, которая зиждется на этических принципах, представляет собой важную предпосылку выживания и прибыльности предприятия.

Шмёльдер уже давно отмечал, что в североамериканских корпорациях, судя по всему, пробивает себе дорогу определенная тенденция к улучшению «качества жизни*. Конкретные шаги в сторону «корпоративной социальной ответственности* призваны доказать, что корпорации сознают полноту своей общественно-политической ответственности.

В докладе о «Корпоративной этике* говорится, что большинство предприятий в полном объеме сформулировало свои этические принципы поведения и представило их в письменном виде. Хотя в каждой отрасли есть свои правила поведения, почти во всех случаях основу составляли следующие вопросы:

—    приличие (честность) и законопослушание,

—    надежность и качество изделий,

—    безопасность и здоровье людей на рабочем месте,

—    конфликты интересов и их разрешение,

—    практика рабочих соглашений,

—    честность при сбыте изделий,

—    отношения с поставщиками,

—    договорная практика, определение цен и внутренняя информация при торговле ценными бумагами,

—    подкуп с целью получения заказов и обладание информацией,

—    охрана окружающей среды.

Для реализации этических принципов на предприятии особое значение приобретает обстановка открытости в духе взаимного доверия. За нарушение этических норм предусмотрено наказание. Воспитательный эффект достигается с помощью доброго примера, похвалы, а не наказания.

В 1987 году корпорация «Боинг* приняла новую редакцию «Основной линии поведения при занятии бизнесом* на основе «Приверженности этическому менеджменту*. Руководство корпорации по собственной инициативе разработало эффективную этическую программу, которая хорошо зарекомендовала себя в сложных общественных ситуациях. Руководящее звено призвано заботиться о том, чтобы программа «этического поведения* пользовалась поддержкой также руководителей структурных подразделений и дочерних предприятий корпорации.

Фирма «Дженерэл Милз» убеждена в том, что хорошо обслуживать потребителя также важно. На ее взгляд, применение фирмой этических принципов и одновременно позитивное отношение к потребителю не противоречит одно другому, а является двумя сторонами одной медали.

Фирма Хьюлетт Паккард (НР) придает особое значение этическому поведению своих сотрудников. Показательным является высказывание одного из ее руководителей: «Нелегко пережить увольнение с НР, но если это этический момент, считайте, вас уже нет, прежде чем вам самим стало об этом известно*. Чтобы сохранить живой дух ценностей и этических стандартов в работе предприятия, необходимо постоянно напоминать об этом в речах, беседах и обращениях к сотрудникам.

В компании «Нортон* с 1976 года действует «Комитет Совета директоров по этике*. Этот комитет является свидетельством того, что Кодекс поведения имеет серьезное под собой основание. Комитет поддерживает правление при наличии трений, стремясь к объективности при возникновении споров. Один председательствующий заметил: «Руководство должно использовать комитет совета директоров как своего рода дамоклов меч, постоянно нависающий над операциями, готовый по первому требованию выступить в качестве третейского судьи».

Проблемы окружающей среды

Неограниченная эксплуатация окружающей среды еще несколько лет тому назад представлялась беспроблемным, совершенно естественным делом. Беспечно выбрасывались в воздух отходы (дымовые и выхлопные газы), выплескивалась в моря и реки подогретая и отравленная вода, росли гигантские отвалы породы, нередко содержащие ядовитые вещества. Между тем оказалось, что окружающую среду нельзя испытывать до бесконечности: здесь тоже действует экономический закон небеспредельности. Довольно часто предпринимателей упрекают в невосприимчивости к природоохранной проблематике, на них показывают пальцем как на главных виновников бедственного положения.

Надо сказать, что такой вывод не соответствует действительности. Пока природопользование практически ничего не стоит, в самой мысли о конкуренции заложена безудержная эксплуатация среды и отказ от дорогостоящих мер по ее охране. Между тем многие предприниматели, разумеется, осознали, что конструктивная природоохранная политика и для них обретает общественно-политический смысл. Это проявляется как в сплошь и рядом дорогостоящих отдельных инициативах многих предприятий, так и прежде всего в том, что предприниматели и их объединения поддерживают усилия государства по внедрению природоохранных технологий. Система рыночного хозяйства вполне созвучна цели — решить экологические проблемы на основе соответствующего рынку правового регулирования. Как только природопользование перестанет быть бесплатным, станет возможным регулировать нагрузку на окружающую среду с помощью механизма цен. Вместе с тем важно признать, что и общество должно проявить полную готовность к решению этой проблематики. На практике это означает необходимость повышения цен на многие изделия, а также отказ от целого ряда продуктов (упаковочный материал, газообразное топливо) и удобств (например, бутылки разового пользования).

Здесь ответственно действующий предприниматель сталкивается с тяжелой проблемой, которая по большей мере разрешима лишь в общеправовом контексте. Самое главное при этом, что социальная рыночная экономика в состоянии решать и экологические проблемы.

Хотя эти немногочисленные примеры не отражают культуры предпринимательства в самом широком смысле слова, они тем не менее убедительно свидетельствуют о серьезности усилий крупных предприятий по внедрению этических принципов в руководство предпринимательством.

 

Петер X. Верхан, ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ, Его экономическая функция и общественно-политическая ответственность, Paulinus-Verlag, Trier, 2. Auflage 1990

Написать ответ