В 2013 году российский парламент занимался самим собой

29.12.2013

МИХАИЛ ЗАХАРОВ

20-летие — не повод для дискуссий

Как всегда у российского правительства возможностей для влияния побольше, чем у российского парламента, который накануне Нового года праздновал свое 20-летие.

Депутаты люди вообще-то весьма деятельные и креативные — на предновогодней вечеринке спикер Госдумы Сергей Нарышкин даже спел, но кажется, что во многом на этом влияние парламента и заканчивается. Впрочем, у «прогрессивной общественности», что успела за прошлый год обвинить депутатов во всех грехах, в этом году запала стало меньше.

Оно и ясно — активность Кремля по внедрению репрессивных законопроектов и троллингу оппозиции думскими инициативами пошла на убыль после принятия «антимагнитского закона». Ниже пасть было сложно, и депутаты переключились на темы понятные им, и даже если общественности и неугодные, то по степени антигуманности до прошлогодних инициатив все же явно недотягивающие.

Отдельные депутаты, конечно, пытались держать марку. Депутат-единоросс Андрей Исаев, скажем, отметился скандалом на борту самолета, когда его не вполне трезвого помощника пытались с борта ссадить, а депутат пытался за него вступить (в результате потерял ряд партийных постов и теперь ведет себя очень тихо). Его коллега Алексей Мирофанов ухитрился стать фигурантом уголовного дела о мошенничестве (в качестве, правда, свидетеля). А Елена Мизулина, Ирина Яровая, Алексей Журавлев и ряд отважных жириновцев периодически радовали общественность завиральными духовно-патриотическими проектами, потихоньку превратившись в объект для шуток в интернете.

Журавлев еще и умудрился вступить в неравную схватку с депутатом от Чечни и коллегой по фракции ЕР Адамом Делимхановым, который усмотрел в высказываниях Журавлева некоторое, мягко выражаясь, неуважение к русско-чеченской дружбе народов. То же, хотя без рукоприкладства, было и с Владимиром Жириновским, которого чеченские деятели в очередной раз требовали лишить мандата за резкие высказывания по кавказской проблематике. В общем — были нормальные рабочие будни парламента.

Еще были депутатские квартиры и депутатский бизнес, что массово искали общественники всех мастей — депутатам в этом смысле пришлось нелегко. Кремль открыл ящик Пандоры, лишив эсера Геннадия Гудкова мандата. После чего незадекларированное или «несправедливо нажитое» депутатское имущество мгновенно превратилось в механизм аппаратного шантажа и политической борьбы. Видный в прошлом единоросс Владимир Пехтин даже был вынужден покинуть парламент после скандала с домом в Майями. Помимо него мандатов лишились или были очень близки к этому ряд заднескамеечников из разных фракций, а также ряд сенаторов. Некоторые парламентарии-бизнесмены самостоятельно отказывались от полномочий, показывая тем самым, что ценность статуса парламентария в нынешнем созыве существенно упала.

Упал и статус «Единой России» — как основной провластной политической силы. Несмотря на очевидно бесплодный «Общероссийский народный фронт» Кремль пока никак не сворачивает деятельность «фронтовиков». Напротив, их мероприятия регулярно посещает Владимир Путин, а откровенно популистские идеи идеи «фронтовиков» даже становятся частью президентской политики. «Единая Россия» в этом плане не столь обласкана президентом: ходили даже слухи, что Путин мог не прийти на их съезд. Что рождает у партийного руководства известные сомнения в перспективах партии, а это уже риски для будущего самой организации. Впрочем, пока из Кремля партийцам популярно объясняли, что надо «сидеть на попе ровно» и никуда особо не дергаться. Оно и понятно: если в Госдуме Кремль может и сменил бы ЕР на «фронт», то для регионов потенциал ЕР в качестве структуры для сглаживания конфликтов местной элиты пока не исчерпан и на фронт эти элиты одномоментно переключить сложновато технологически. Что, правда, не мешает партийцам волноваться за судьбу партии и свою персональную политическую судьбу, а отдельным политтехнологам предрекать неминуемую гибель партийного проект ЕР.

Парламентские оппозиционные партии тоже переживают ныне определенное падение политической капитализации. Всех их беспокоит грядущее участие в федеральной кампании «новых партий», которые в перспективе могут сильно уменьшить представительство нынешних парламентских партий. Меж тем Кремль пока так и не решился на установление каких-то ограничителей для участия новых партий в выборах, дабы не размывать партийные пакеты «системной оппозиции». Отдельную головную боль для парламентской оппозиции будут представлять еще и переход на смешанную систему формирования парламента. Правда, время для адаптации еще есть — до думских выборов еще почти три года.

Среди парламентских партий главной неудачницей можно с уверенностью назвать партию эсеров. Кризис, обозначившийся еще в прошлом году, в этом продолжился из партии последовательно уходили спонсоры и медийные лица. В начале года из партии и фракции были изгнаны Геннадий и Дмитрий Гудковы, в конце года партию покинул Илья Пономарев. Видные эсеры Елена Мизулина и Оксана Дмитриева были «отодвинуты» с руководящих постов в партии, не без усилий лидера партии Сергея Миронова. После таких кадровых кульбитов (и далеко не все из них — кремлевская инициатива) партии впору задуматься о том, есть ли у нее будущее в принципе.

polit.ru

Написать ответ